книга «Наука бытия и искусство жизни» Махариши Махеш Йоги

By Антон Кузнецов
*** книга «Наука бытия и искусство жизни» - Махариши Махеш Йоги ***

Способность концентрироваться

Способность концентрироваться зависит от природы ума. Общепринято, что способность концентрироваться зависит от качества ума и силы ума. Однако способность концентрироваться, в действительности, зависит от степени радости или счастья, исходящих от объекта внимания. Если роза прекрасна, ум совершенно естественно сконцентрируется на её красоте. Если роза каким-либо образом не восхитительна и не привлекательна, ум не останется сконцентрированным на ней. Все, что очаровательно, привлекает ум. Чем большее очарование и счастье излучает объект внимания тем дольше ум будет концентрироваться на нем.

Каждый ум обладает силой бесконечной концентрации. Нет необходимости приобретать эту способность ума, так как она уже присуща ему. Никакой ум не остановится на чем-то безобразном или не приносящем счастья. Каждый ум привлекает что-то очаровательное и радостное. Поэтому каждый обладает способностью концентрироваться беспредельно.

Однако, то, что ум не способен оставаться сконцентрированным на какой-либо определенной точке, является распространенным опытом. Причина в том, что, куда бы ни обращалось внимание, объекту внимания не удается обеспечить достаточного счастья, и ум стремится уйти к области большего счастья. Поскольку в мире, кажется, нет объекта, излучающего такую степень радости, которая могла бы удовлетворить стремление ума к счастью, то ум не может оставаться сконцентрированным на каком-либо объекте, а всегда ищет большего счастья в разнообразии. Если так, то может ли ум оставаться однонаправленным? Да, но только тогда, когда он основывается на величайшем постоянном счастье. С рождения ум вспыхивает, испытывая преходящие радости. По этой причине, считается, что блуждать – природа ума.

Принято считать, что ум подобен обезьяне, перепрыгивающей с ветки на ветку. Чтобы изменить природу ума от блуждания к устойчивости, считается необходимым контролировать ум и желания. Но поскольку блуждать не является природой ума, нет необходимости контролировать его, чтобы сделать устойчивым. Его природа, на самом деле, – оставаться устойчивым.

Хотя пчела летает здесь и там в поисках медоноса, не следует думать, что её сущностная природа состоит в этих перелетах. Она летает, чтобы извлечь мёд из цветка; она будет блуждать до тех пор, пока не найдет цветок, содержащий мед. Но, найдя цветок, пчела немедленно опускается на него.

У этих перелетов есть цель. Природа пчелы не заключается в том, чтобы летать, скорее, её природа – быть в цветке и собирать нектар.

Подобным образом ум блуждает, но блуждает не в силу своей природы. Он блуждает, потому что не находит места, чтобы отдохнуть или испытать счастье. Ум не подобен обезьяне, на самом деле он подобен королю. Каждый ум подобен королю королей. Он пойдет туда, где ему нравится, и останется там; он будет делать работу, которая ему нравится. Если король оказывается странствующим по своей стране, неверно делать выводы, что его природа – странствовать. Он странствует только потому, что нет трона, на который он мог бы сесть. При отсутствии должного места он продолжает странствовать.

Ни один уважающий себя человек не будет сидеть в неприбранном месте, не стоящем его. Итак, хотя продолжение странствий не является природой короля, он будет делать это, даже если испытает усталость. Он не сядет, пока не сможет найти место, достойное его.

Подобным образом ум, как странствующий король, не станет отдыхать в месте, не достойном его, и не захочет сдвинуться с места, его достойного, обеспечивающего очарованием и счастьем. В таком месте ум может отдыхать, “сидеть”, наслаждаться и оставаться в наслаждении. Неверно делать вывод о том, что природа ума – блуждать.

Работа, сделанная в согласии с нашей природой, доставляет нам удовольствие. Что-либо, сделанное вопреки нашей природе, неприятно нам. Если наша природа – бегать, то мы чувствуем себя лучше, когда нам позволяют бегать. Если наша природа – сидеть, то мы чувствуем себя счастливее, когда нам позволяют сидеть. Если наша природа – сидеть, а нас просят бегать, то, естественно, мы становимся жалкими и напряженными.

Ум, у которого нет места, где он может отдохнуть, у которого нет средства наслаждения, и который поэтому вынужден бегать, начинает чувствовать себя жалким и напряженным. Если бы блуждание было природой ума, то он чувствовал бы себя счастливее, если бы ему позволялось свободно блуждать. Но, напротив, мы обнаруживаем, что когда ум не имеет места для отдыха, его желания остаются неудовлетворенными, и он начинает испытывать беспокойство.

Поскольку мы обнаружили, что блуждание не соответствует природе ума: его настоящая природа – оставаться устойчивым. Для того чтобы ум оставался устойчивым в одном месте, необходимо предоставить ему что-то, что ему нравится. Когда ему предлагается что-то очаровательное, ум остается устойчивым; эта устойчивость ума является состоянием концентрации.

Следовательно, нужно развивать не способность ума к концентрации, а приводить его к области огромной радости и счастья, где он будет естественно оставаться. Кажется, что ум потерял способность к концентрации, так как он был долгое время занят поисками чего-то. Но на самом деле суть вопроса не в потере способности к концентрации. Мы знаем, что обычно ум способен концентрироваться на чем-то приятном и радостном, в то же время он не способен концентрироваться на безобразном. Это потому, что безобразное противостоит природе ума. Итак, вопрос не в том, обладает ли ум способностью концентрироваться; ему только необходимо место, радостное и счастливое, где он естественно будет оставаться.

Ничто в области грубого мироздания не является настолько радостным, чтобы навсегда удовлетворить стремление ума к счастью. Опыт показывает, что тонкие предметы мироздания гораздо более очаровательны, чем грубые. Итак, если внимание можно направить на тонкие области мироздания, и, если ум может испытать их, они будут естественно привлекать его, будучи более очаровательными, чем грубые слои мироздания. Когда внимание увлекается от грубых к более тонким слоям мироздания, ум будет находить возрастающее очарование на каждой ступени. Трансцендируя всё относительные состояния мироздания и достигая трансцендентного Сознания-Блаженства (Чит-Ананда) , ум обнаружит ту огромную радость превосходящую величайшую радость относительного существования: вечное, абсолютное блаженство. Обретя абсолютное, вечное блаженство, ум никогда не теряет его. Он удерживает его в такой степени, что сознание-блаженство пропитывает саму природу ума, и ум становится Сознанием-Блаженством (Чит-Ананда). И, как мы обсудили ранее, это происходит с практикой Трансцендентальной медитации.

Когда ум утверждается в таком состоянии, он остается устойчивым и больше ничего не требует, так как в относительной области нет ничего, что могло бы соперничать с действительностью абсолютного Сознания-Блаженства (Чит-Ананда) . Поэтому, когда ум укореняется в Cознании-Блаженстве (Чит-Ананда), вечная удовлетворенность становится самой его природой, и он остается устойчивым, даже когда занят познанием внешнего мира и активностью.

Ум может оставаться сконцентрированным только в состоянии Сознания-Блаженства (Чит-Ананда) . Любая другая попытка развить способность концентрироваться равносильна упорному труду, не приносящему результата. Практика Трансцендентальной медитации, которая так проста и которая приносит сознание-блаженство в саму природу ума, является самым практическим способом научиться концентрироваться. Как мы видели, обретается не способность к концентрации: должно быть создано состояние Сознания-Блаженства (Чит-Ананда) в уме, чтобы он оставался устойчивым и сконцентрированным по своей природе.

Люди начинают следовать аскетическому образу жизни, считая, что в суетности мира или в жизни домохозяина чувства слишком увлечены внешними удовольствиями. Они верят, что, для того, чтобы контролировать ум, нужно пожертвовать радостями чувств, что нельзя позволять чувствам вступать в контакт с этими радостями. Эта вера привела к возникновению практик контролирования ума и развитию ненужного аскетизма искателей истины, стремящихся увеличить способности своего ума. При этом контроль и напряжение ума основываются на ошибочном принципе, утверждающем, что природа ума – блуждать. В контроле нет необходимости. Мы видим, что практика контроля не является необходимой, так как ум станет естественно устойчивым и сконцентрированным, если он обретет опыт абсолютного Сознания-Блаженства (Чит-Ананда) .

Есть два способа удержать собаку у двери. Один – побежать за ней, насильно привести к двери и посадить там на цепь. Но это трудная задача. Даже если собака привязана, она будет рваться на цепи и стараться убежать. Будет трудно держать её спокойной у двери. Второй способ – не бегать за ней, не привязывать, а поставить у двери еду, чтобы она поела. Собака съест пищу и предпочтет остаться у двери.

Таким же образом нет необходимости пытаться контролировать ум. Самый лучший, легкий и практичный способ, позволяющий уму естественно быть сконцентрированным – это предоставить его практике Трансцендентальной медитации, чтобы он мог обрести сознание-блаженство. Когда ум остается сконцентрированным, он не блуждает, а остается устойчивым, куда бы его ни поместили. В этом состоянии используется весь потенциал ума, любая приходящая мысль будет сильной, а произведенное действие – сильным действием. Это способ осуществления действия с целью получения наиболее эффективных и желанных результатов.

(Visited 907 times, 1 visits today)
1+

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64